Федеральное государственное бюджетное научное учреждение

"Всероссийский научно-исследовательский институт пресноводного рыбного хозяйствa"

Многоканальный телефон с 9:00 до 18:00
+7 (495) 108-68-56 

 

Вы здесь

Заметка о поездке в Австрию.

Материалы 8-ого Международного симпозиума по осетровым (ISS8)."В сентябре 2017 года, я участвовал в работе 8 Международного симпозиума по осетрам, который проходил в Вене. Ниже можно ознакомиться с моими впечатлениями об этой поездке".

Евгений Виноградов

День первый
Аэропорт встречал огнями.
Конечно, я знаю, что от Домодедовской до Домодедово 700 рублей, но проверить честность водителя всегда интересно.
– Так, сколько там с меня?
– Семьсот рублей, как заказывали,  – ответил водитель.
На сердце разлился целительный бальзам.
– А квитанцию за поездку можно?
– Так ведь чек не заказывали!
Целительный бальзам самопроизвольно вернулся в бутылочку и плотно закрыл за собой пробку.
  –Хм, я ведь просил у диспетчера квитанцию, подумал я вслух.
Мне об этом не сказали, подумал водитель.
– Ладно, вот деньги, спасибо!
Забрав рюкзак и накинув на плечо тубус, я пошагал в аэропорт, рассуждая об экономии бюджетных денег за мой счет.
Домодедово – это такое место, в котором всё для людей. Курильщиков из числа людей злобно вычеркнули. Прибыть на регистрацию надо за три часа, курить внутри нельзя, если вышел на улицу, снова досмотр. Из зала отлета после прохождения таможни выход невозможен, курилок нет.
Угрюмого вида сотрудник наблюдает за отлетающими.
–  Простите, а курить здесь где-нибудь можно?
– Курить вредно!
– Выйти на улицу можно?
– Нет!
– Спасибо!
Пришлось вместо перекура отправиться читать газету. Борт австрийских авиалиний встречал пассажиров стюардессами в ярко-красных костюмах. Не особенно дожидаясь пока пассажиры впихнут ручную кладь, больше напоминающую полноценный багаж, в ящики, и усядутся в кресла, экипаж начал рулежку, и через несколько минут командир объявил о готовности к взлету.
*****
Венский аэропорт подал автобус, который отвез всех желающих в здание паспортного контроля. Пограничник внимательно сверил мою фотографию в паспорте с фотографией на визе, потом сличил со мной, сделал удивленные глаза, еще раз посмотрел на фотографию в паспорте и хмыкнул.
Въездной штамп грянул гимном чистоты помыслов. Пограничник отдал мне документы, пожелав хорошего дня.
Поездом CAT (City airport train) за 14 минут доехал до центра Вены. Первое что я увидел в городе – это оборудованную курилку.
Вновь обретя статус человека, отнятый в Домодедово антитабачным законом, я решил ехать в университет и зарегистрироваться на конференции. После осмотра карты метро, так сказать на месте, появилось ощущение полной растерянности, поскольку станции и линии подземки пересекаются и переплетаются со станциями и линиями надземки. Сверху они увенчаны линиями автобусов. Все на немецком.
Мое спасение стояло метрах в двадцати и состояло из двух полицейских. Один был больше возрастом, званием и даже ростом, второй во всем меньше.
– Здравствуйте!
– Здравствуйте!
– Помогите мне, я сейчас прибыл в Вену.
– Так, –  с улыбкой произнесли оба.
Сельскохозяйственный университет на Петер-Йордан-штрассе.
– Мне надо в сельскохозяйственный университет на Петер-Йордан-штрассе.

Пятнадцатисекундная пауза.
– Вам надо ехать до станции Шпителау, затем сесть на автобус 35А и ехать до остановки…
(Тут старший спрашивает младшего есть ли у того карта города. Младший достал смартфон, и спросил у Гугла остановки автобуса 35А от Шпителау до Сальмансдорфа. При упоминании Густав-Пик-гассе старший сказал: «Стоп»)
…Густав-Пик-гассе, затем идете в гору и там увидите здание университета.
Улыбка старшего растянулась на все лицо: «Оно похоже на Хогвартс».
Впервые в жизни искренно сказал спасибо полицейским.
Автобус стоял недалеко от станции метро. Компостирование билета напомнило детство.
Взойдя на горку, я ожидал увидеть замок с башнями, сов и Гарри Поттера, однако увидел стену кладбища и рекламный щит меховой фабрики.
Решил пойти налево, там было больше свободного пространства и зелени. Метров через триста из-за угла дома выбежали три собачки, хозяин которых подтвердил правильность моего курса.
Плакат компании Аллер Аква.

Приветственный баннер конференции на фронтоне здания был немногим больше рекламного плаката компании Аллер Аква внутри. 

Регистрация прошла успешно. Получив весь раздаточный материал, номер места для размещения постера и студентку в помощь, пришлось отправиться в новое крыло университета.

Помощница исчезла сразу после закрепления постера на стенде, было два часа дня. По расписанию работы симпозиума – обед. Среди обедающих в общем зале я отыскал российских коллег. Поздоровавшись и пообедав с ними, я узнал, что интересующих меня докладов (генетика и селекция) в этот день больше не будет, барбекю-пати в 19.00, людей на вечеринке будет мало, поскольку город намного интересней.
От Густав-Пик-гассе до Ратщтрассе ехать четыре остановки. Открытая калитка в сад и звездочки на стене дома говорили о том, что здесь ждут гостей.
– Здравствуйте, –  сказал я пустующей стойке регистрации.
– Здравствуйте, одну минуту, –  сказал голос вдали, и я услышал звук столкновения пивной посуды.
Первой из-за угла показалась гончая, за ней вышел мужчина.
– Я слушаю вас.
– Я заказывал у вас номер. Моя фамилия Виноградов.
– Господин Виноградов, есть, оплата наличными, вот ваш ключ.

 

День второй
Утро началось с бодрого собачьего лая за окном.
Спустившись к завтраку, помимо гончей я обнаружил еще и овчарку.
Кофе, колбаса, сосиски, немного сыра.
Доклады начинались в девять утра. В час – обед. В два часа мастер-классы по генетике осетровых. В этот день меня интересовали доклады в двух секциях: в секции «Аквакультуры» были доклады по племенному делу, генетика и методы исследований обсуждались в секции «Управление популяциями». Острых дискуссий после докладов не было.
Пообедав, я решил посетить мастер-класс по современным методам генетических исследований осетровых. Через десять минут, узнав необходимое для этих исследований оборудование, я, всплакнув, отправился гулять по городу.

Достопримечательности Вены.Достопримечательности Вены.Достопримечательности Вены.Достопримечательности Вены.Достопримечательности Вены.

На выходе из парка Тюркеншанц встретились две девушки, везущие на тележке шесть ящиков пива с символикой университета, в одной из них я узнал помощницу по закреплению постера.
– Вам помочь?
– Если это Вас не затруднит.
– Куда это Вы везете такое количество?
– Сейчас начинается студенческая осетровая вечеринка, Вы идете?
– Да!
Неформальное общение с осетроводами и научными сотрудниками – отличное продолжение дня!
Если не считать огромного количества студентов, то на это мероприятие пришло трое участников конференции, плюс я – четвертый. Был хмурый венец. Администрировал все это, американец, как оказалось, не имеющий отношения ни к науке, ни к рыбоводству. Он приехал послушать доклады о своей любимой рыбе.  А вот итальянец занимается щуками.
– А Вы откуда? – спросил итальянец.
– Из России.
– Россия большая.
– Из Москвы.
– У вас там много осетров?
– Меньше чем в Астрахани, но для завода хватает.
– Полный цикл?
– Да.
Разговорились. Итальянский коллега приехал перенимать опыт воспроизводства осетровых. Он с товарищами организовал маленький бизнес. Возглавляет небольшой нерестово-выростной цех, который занимается выпуском рыбы (щука, плотва, окунь) в реку По. Государство выделило площадь и квоту на воду. Они организовали цех, в котором получают половые продукты, инкубируют, выращивают. Затем мальков выпускают в реку. За это получают от государства деньги. Переплетение частной природовосстановительной деятельности и государственных интересов по-итальянски.
Такие же схемы поддержки малого природоохранного бизнеса, от рыб до млекопитающих,  действуют по всей Европе.
– А как с этим в России?
– Плохо!
– Почему?
– Коррупция.
– Вы справитесь с этим – утверждающим тоном сказал американец.
– У нас в начале шестидесятых было также, но мы справились, значит, справитесь и вы, – продолжил он.
– Простите, а сколько вам лет,  –  спросил американца оживший венец.
– Восемьдесят!
– И Вы пришли на студенческую вечеринку?
– Я считаю, что жить надо весело! А Вы всегда работали на себя? – спросил он итальянца.
– Нет, после университета я некоторое время работал на комбикормовом заводе Скреттинг. Это было ужасно.
– И долго Вы там?
– Месяц!
– Ого! И как у Вас там на реке По?
– Рыба начинает появляться, но еще очень мало.
– Восстановите, – опять утвердительно сказал американец.
Затем начались разговоры о тонкостях и хитростях рыбоводства.

 

День третий
8 - й Международный симпозиум по осетровым.
Интересные доклады в секциях были назначены в разное время. Искусственное воспроизводство осетровых в Иране – аудитория 2 А. Гиногенез белуги в Китае – аудитория 4 G и так далее. Толпы научных сотрудников были в движении весь день. Вечером состоялся мастер-класс по ультразвуковым исследованиям.

 

День четвертый
Самый напряженный день для участников с постерными презентациями. В обеденном холле реклама сменилась на сухие факты. Незадолго до начала я придвинул стол и пару стульев поближе к месту размещения нашей работы.
Постерная сессия заняла полчаса. Сфотографировав понравившиеся работы, народ стал расходиться. Минут пять я беседовал с китайскими осетроводами о том, как мы проводили опыт. Очень заинтересовались. Сослался на работы Б. Ф. Гончарова. Ушли.
Следующими пришли иранцы. Говорили друг с другом.
– А можно использовать что-то другое, а не прогестерон?
– Видимо, нет, согласно статьям и нашему опыту только прогестерон.
Сфотографировали, снова поговорили друг с другом и ушли.
– Так-так! Приехал всё-таки. А говорил – «возможно»! Давно здесь? – сказал один из трех улыбающихся мужчин.
– Три дня. Искал Вас, спросил у организаторов, они ответили, что литовцы зарегистрировалась, повесили постер и ушли. Работу почитал, понравилось. А почему Вы вчера не пришли на ультразвуковой мастер-класс, было много тематик про слежение за рыбами, Вам бы понравилось.
– Нам Вена понравилась больше, чем название мастер-класса.
– И не говори. Милый город.
– И пиво хорошее!
– Несомненно!
– Кстати, твою статью с зимней конференции опубликовали?
– Нет.
– И нашу тоже.
Необходимое замечание. Литовская делегация на этом симпозиуме была представлена теми же ребятами, которые приезжали зимой 2016 года на конференцию NACE в Санкт-Петербург. Они занимаются воспроизводством атлантического осетра и методами слежения за рыбой в естественных водоемах.
Подошел Николай Мюге из ВНИРО. Побеседовали с ним о точности прогноза в нашем исследовании.
– Совпадение с результатом опыта, это как?
– Процент овуляции in vitro выше пятидесяти, значит, в нерестовую кампанию самка отдаст икру высокого рыбоводного качества. Проверяем – совпадает. И наоборот.
– Значит, вы можете сказать, у какой самки будет хорошая икра, а у какой плохая?
– Для хороших самок еще не до конца все ясно, но плохих находим сразу.
– Здорово!
– Пойдете на ужин в ратушу?
– Нет, мы пойдем в музей!
– А я погуляю по внутреннему городу.
Люди подходили, смотрели постер, фотографировали.
После постеров, состоялось расширенное заседание всемирного общества охраны осетровых. Слушали, постановили.

 

День пятый
Проект «Life sterlet» – это совместное детище университета и администрации Вены. Финансирование 50 на 50. Государство платит за зарыбление. Все процессы обнародованы и разрекламированы. Венцы открывают для себя осетровых и рыбоводство, ну и помогают деньгами. Выпуск молоди и начало новой инкубации  – торжественное городское событие. Автобус отправлялся от университета в 9 утра. Дорога заняла двадцать минут. Агрессивная реклама сделала своё дело, и я представлял огромный высокотехнологичный завод с современным немецким оборудованием, белыми стенами и озонированной прозрачной водой. В больших бассейнах плещутся осетры, которых автокормушки осыпают кормом. Для начала нас пригласили в информационный центр. Чистенькое здание, украшенное аквариумом со стерлядями и плюшевыми осетровыми всех видов. На полу нарисована карта. На ней указаны места отлова производителей и выпуска молоди. Экскурсовод рассказал, зачем все это нужно и подарил перец горошком, упрятанный в икорную банку с надписью «Besser als Kaviar». 
Завод впечатлил.

Никогда бы не подумал, что простой железнодорожный контейнер можно преобразовать в рыбоводный цех.Никогда бы не подумал, что простой железнодорожный контейнер можно преобразовать в рыбоводный цех.Воспроизводство стерляди в Вене. Завод.Воспроизводство стерляди в Вене. Завод.Воспроизводство стерляди в Вене. Завод.

 

Никогда бы не подумал, что простой железнодорожный контейнер можно преобразовать в рыбоводный цех. Небольшая раздевалка. За ее дверью техническое помещение, в котором установлен биофильтр, фильтр механической очистки, насос и компрессоры. Система водоподачи, естественно, замкнутая. Следом идет инкубатор. Восемь инкубационных аппаратов неизвестной мне конструкции. Остальные объемы контейнера заняты лотками для выращивания. Над каждым этикетка, в которой указано происхождение рыбы, дата закладки икры, дата выклева, количество рыбы, используемый корм. Все четко и ясно.

Ежегодно из цеха в Дунай выпускают от трех до трех с половиной тысяч молоди стерляди. Для железнодорожного контейнера потрясающий результат. Помимо прикладной цели заводик используется еще и для образования. Студенты желающие заниматься осетроводством или инженерным обеспечением рыбоводства, проходят здесь практику и пишут дипломы. Сама идея очень хороша, поскольку объемы небольшие, возможен самый тщательный контроль всех процессов. Можно в лицо запомнить рыбу в каждом конкретном лотке, если она, ну, например, плохо ест или странно плавает.
Экскурсионный автобус вернул нас к университету к часу дня. До регистрации на рейс четыре часа.
А не посетить ли мне городской парк? Проделав тот же маршрут, что и в первый день, только в обратном направлении, я вышел на Ландштрассе. Зашел в продуктовый.
– Вы видимо очень любите сыр?
– Еще как, дня не могу прожить без камамбера!
Парк удивил большим количеством белок непривычной черной окраски. Животные оказались наглыми и очень требовательными.
– О, вы снова за сыром?
– Нет, сыра хватит, есть ли у вас лесные орехи?
– Не кормите их, это они на жалость давят, их кормит общество защиты животных!
В пять вечера началась регистрация на рейс.
У них при регистрации в аэропорту можно выбрать место. Решил, что удобнее будет возле иллюминатора на последнем ряду: и стюардессы близко и народу нет.
Пройдя в зал отлета, я расположился на диванчике. Интересно, все курилки в аэропорту расположены возле начала травалаторов, видимо, что бы оскорбленцы не успели оскорбиться курильщиками.
Два последних ряда в самолете были пусты. Можно и поспать.
– Вам мясо или рыбу?
– Лучше мясо!
– Вино или сок?
– Вино.
На обратном пути, стюардесса, забирая коробочки из-под еды, предложила:
– Может быть еще вина?
Я не отказался.
Таможенной контроль в Домодедово не удивился плохой фотографии в паспорте и просто поставил въездную визу.
Через 40 минут я был в Москве.

 


 

Фотоальбом: Поездка в Австрию на ISS 8.

 


 

Материалы 8-ого Международного симпозиума по осетровым (ISS8). Материалы 8-ого Международного симпозиума по осетровым (ISS8). 

POSTERS: AquacultureGeneral EcologyHuman ImpactsStatus & Management of Populations.

PRESENTATIONS: AquacultureGeneral Ecology, Human Impacts, Status & Management of Populations.

Программа симпозиума.


Анонс: В Австрии (г. Вена) пройдет 8 - й Международный симпозиум по осетровым. 23.08.2017 г.
Источник: Е.В. Виноградов, научный сотрудник лаборатории генетики и селекции.
Ключевые слова: 8-й Международный симпозиум по осетровым, ISS8, ВНИИПРХ, осетровые, сохранение популяций осетровых, воспроизводство водных биоресурсов, лаборатория генетики и селекции.